Previous Entry Share Next Entry
плюнуть бы им всем в лицо
lelikvolga
 
В Волгограде местные чиновники с легкостью победили в суде 85-летнюю женщину. На ее сторону встала прокуратура и пошла в суд с иском в защиту прав пенсионерки. Но простые люди даже с помощью защитников закона не смогли доказать очевидное.

Домик в поселке Купоросный Волгограда, в котором бабушка Таисия Леонтьевна родилась, где жило не одно поколение ее семьи, местные чиновники и судьи признали самостроем и самозахватом со всеми вытекающими последствиями.

"Я отчаялась найти справедливость,- написала в редакцию ее дочь Надежда Руденко. - Четвертый год пытаюсь оформить юридические права на дом и землю. В этом доме в 1925 году родилась и до сих пор живет моя мама Чубарова Таисия Леонтьевна ( в замужестве - Мироненко). Дом, где родилась моя мама, построил ее дедушка Чубаров Николай Егорович задолго до революции 1917 года.

В Великую Отечественную войну дом пострадал. В сентябре 1942 года гитлеровские войска прорвали оборону и вышли к нашему поселку. Всех жителей угнали в концлагерь. Вернуться те, кто выжил, смогли лишь в декабре 1943 года. И уже в январе 1944 года мамины родители стали восстанавливать дом.

Уже в наше время суды отказали в праве собственности на этот дом и небольшой участок под ним. Нестерпимо больно видеть слезы мамы, когда она говорит, что молодость отняла война, а в старости не дают спокойно пожить наши чиновники. Что же у нас за законы такие?"

Действительно, если судить по решению местных судов - районного и областного, абсолютно никаких прав у пожилой женщины ни на родной дом, ни на землю под ним нет.

Надо сказать, что несколько судебных решений, вынесенных в пользу местных чиновников, а именно они были ответчиками на процессах, вызывают массу вопросов. Ситуация с жильем бабушки - это не битвы вокруг известного всей стране столичного поселка "Речник", где у людей фактически не было документов ни на землю, ни на жилье. В Волгограде ситуация оказалась зеркально противоположной. И по дому, и по земле практически все документы имеются, причем как царских времен, так и советских.

"Город Царицын. Тысяча девятьсот шестнадцатого года, августа тридцатаго дня. Я, нижеподписавшаяся, крестьянка Тамбовской губернии, Усманского уезда, Княже Байгорской волости, села Подворок Фекла Ивановна Арсентьева, выдала этот акт Кузнецкому мещанину Николаю Егоровичу Чубарову в том, что продала на слом и снос принадлежащие мне постройки: деревянную крытую тесом хату, с пристроенной кухней и дощатым сараем..." Эта гербовая бумага была собственноручно заверена царицынским нотариусом "в конторе его на Астраханской улице в доме Соловьевой". Подписи, печати, гербовые марки - все сохранилось.

К заверенному царским нотариусом документу прилагается расписка от свидетелей от "февраля 25 дня" того дореволюционного года в том, что деньги за дом 250 рублей в присутствии свидетелей исправно выплачены.

Так что при самодержавии претензий к местным жителям Чубаровым ни по земле, на которой стоит дом, ни по самому дому не было. Не оказалось их и когда власть поменялась.

"Удостоверение. Настоящее выдано гр-ке Чубаровой Устиньи Федоровне 8 августа 1921 года на основании постановления Совнаркома о принадлежащей ей на правах личной собственности о том, что дом деревянный с надворной постройкой...". Этот документ был приложен к современному иску, но его нынешний суд не заметил.

То, что семья полтора века тут живет, подтверждает и еще одна историческая бумага из областного Госархива. В списке сельского совета от июня 1926 года значится Леонтий Николаевич Чубаров 1889 года рождения, ремесленник и беспартийный. Местный он житель, утверждает справка.

После Великой Отечественной, когда от Сталинграда вообще и от домика Чубаровых в частности камня на камне не осталось, советская власть, которая вообще-то не признавала частную собственность, отрицать факт очевидного не стала. Вновь поднятое из руин жилье признала законным домом семьи Чубаровых. В апреле 1956 года им выдали домовую книгу. Прописали в этом доме постоянно. Местным райисполкомом 8 июня 1965 года было вынесено решение о закреплении за Чубаровыми и их соседями по поселку занимаемых ими земельных участков.

В Волгоградском областном суде корреспонденту "РГ" никаких комментариев по поводу вынесенных отказных решений давать не стали. Предложили выслать им заметки на ознакомление.

Имеют ли право посторонние для судейского сообщества люди разбирать вынесенные решения? Этот вопрос последние годы звучит все чаще. На днях на него ответил самый компетентный в этом деле человек - глава Верховного суда страны Вячеслав Лебедев. На заседании Совета Федерации, где речь шла об итогах рассмотрения дел о коррупции, он открыто поддержал публичное обсуждение судебных решений.

По мнению Лебедева, было бы целесообразно не только публичное обсуждение судебных решений, но и их подробный анализ. По словам Лебедева, деятельность судов должна быть максимально прозрачной и публичной. "Такой подход будет способствовать самосовершенствованию институтов судебной власти, создаст препятствия для развития коррупционного потенциала", - подчеркнул Лебедев.

С этой точки зрения решения судов в пользу волгоградских чиновников интересны. В них дотошно перечисляются вещи, отношения к делу не имеющие. Например, приведены все размеры в квадратных метрах коридора, кухни, подсобки, холодной пристройки, комнатки и всего, что есть в домике. Дается подробная ссылка на десятки всевозможных документов. И надо думать совершенно случайно не говорится главное - каким образом бабушка стала считаться самозахватчицей и владелицей самостроя.

В 2010 году уже прокурор пошел в суд и попросил закрепить за бабушкой хотя бы участок, на котором второй век стоит ее дом. А судьи на просьбу прокурора ответили, что по статье 222 Гражданского кодекса "самовольной постройкой является дом, созданный на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом". Поэтому "лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на него право собственности и не вправе распоряжаться постройкой".

Судьи совершенно правильно перечислили два пункта из 222-й статьи Гражданского кодекса. Но при этом умолчали, что в цитируемом ими документе есть еще третий пункт, который прямо касается предмета иска. Этот пункт говорит, что право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за человеком, если соблюдено несколько условий. Первый - если участок находится у гражданина в постоянном и бессрочном пользовании, а Чубаровы живут на этой земле больше ста лет. Самострой можно признать законным, если постройка не создает угрозу жизни для окружающих людей. А на это в деле пенсионерки есть современные акты о том, что ее дом стоит в безопасном месте.

В третьем пункте 222-й статьи есть очень интересное место - дом можно признать законным, если он не нарушает права и интересы других лиц. Напомню, ответчики по делу местные чиновники. Так какие права и интересы администрации района нарушила старая женщина? Может, из-за невозможности честно ответить на этот вопрос судьи и сделали вид, что в Гражданском кодексе у 222-й статьи всего два пункта, а не три?

  • 1

На самом деле...

Очень хотелось бы помогать несчастным людям, попавшим в такую ситуацию, но ведь нужно и свою голову на плечах иметь.
Если спор о собственности на недвижимость пришлось решать в суде, это означает, что вопрос сложный.
Может быть, границы участка Чубаровых "поплыли", сдвинувшись на десятки метров.
Такое просто могло быть, если участок разбомбили "под ноль", мы же не знаем.
А может быть, вместо деревянной развалюхи построили каменный особняк.
А вспомните, что был за дом?
Цитирую "продала на слом и снос принадлежащие мне постройки: деревянную крытую тесом хату, с пристроенной кухней и дощатым сараем...".
Ключевые слова: "продала на слом и снос".
Нужно было сносить этот мусор, затем утверждать проект, получать разрешение на строительство и строить дом.
Вместо этого, один из пращуров, наплевав на закон (все мы на это горазды), в неустановленном месте построил неразрешенное строение.
А теперь - виноваты чиновники, они не обеспечивают защиту закона!
Я сам во многом опозиционер, но когда читаю подобную чушь, просто мурашки по коже бегут.
В 90-99% случаев в подобных ситуациях виноваты сами истцы, с их вопиющей безграмотностью (хотя бывают и яркие исключения).
Причем, очень часто у них хватает разума, чтобы потребовать для себя чего-нибудь "на халяву", но нет ни желания, ни воли, ни капли щедрости чтобы хотя бы пригласить к участию в процессе соответствующих специалистов.
Последующее участие прокурора, который пытался спасти хотя бы что-то, явно говорит, что в начале процессов истица выступала без юриста.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account